Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:48 

Kurama's Stand

Hikaru Xiao
Нас мало, но мы маньяки!
Название: Kurama’s Stand
Русскоязычное название: Стойкость Курамы
Автор: Katie Jane
Переводчик: Hikaru Xiao
Бета: Ki$Hk@ mad anime-man
Пейринг: Хиеи/Курама
Жанр: агнст, романс
Рейтинг: PG
Дисклеймер: все принадлежит Ёшихиро Тогаши.
От переводчика: Совместные попытки перевести саммари к фику потерпели полное фиаско, так что было решено, что писать оное не обязательно. Перевод для меня первый, посему большая просьба тапками кидаться не сильно и не в голову, она и так дурная с отчетов XD


Хиеи с немалым беспокойством наблюдал, как Курама, перекинувшись парой слов с Юске, поднимается на ринг. Он точно знал, что у лиса есть какой-то план, но сильно сомневался, что Урамеши и Курама смогут победить пятерых противников, в то время как он сам, маска и Кувабара оказались вне игры. Оставшимся всего лишь нужно было выиграть немного времени, не обязательно побеждать. Чем дольше они с маской остаются в ловушке, тем больше вероятность, что кто-то из них сумеет прорваться наружу. Хиеи уже начинал чувствовать, как его раненая рука притягивает излучаемую силовым полем энергию. И все же, несмотря на то, что сейчас следовало сосредоточиться на начинавшемся поединке, мысли его то и дело возвращались к их с Курамой разговору прошлым вечером.
- Уверен, будет куда сложнее победить в этом турнире, чем казалось поначалу, - неожиданное заявление Курамы заставило Хиеи поднять голову и удивленно взглянуть на собеседника. Взгляд лиса блуждал по комнате, в глазах его читалась настолько явная печаль, что Хиеи ответил куда мягче, чем обычно.
- Из-за битвы с Рото? Не думаю, что такое повторится. Использующие подобные приемы отсеиваются в боях первыми.
- Нет, - голос Курамы звучал печальнее обычного. - Я думал не об этом. Похоже, что против нас настроены сами организаторы этих состязаний. Не уверен, что нам позволят победить.
Хиеи снова удивленно взглянул на него.
- Тогда мы можем только драться, - заявил огненный демон, в голосе которого уже не чувствовалось той теплоты, что была минутой ранее. Если все, о чем волнуется Курама, - это политика, то каким боком это касается его, Хиеи?
- Думаю, ты прав. Однако я все равно волнуюсь о завтрашних поединках.
Хиеи не ответил, да он почти и не воспринимал слов Курамы, наслаждаясь одной только возможностью слышать его голос. - Помнишь схему боев? Мы сражались против команды доктора Ичигаки, но, стоило нам одержать победу, как нас тут же заставили драться снова - с командой Машо. Боюсь, что нас опять могут принудить сражаться дважды или не в полном составе.
Вот тут внимание черноволосого демона обратилось к лису.
- Шутишь, - Курама встретил его взгляд и медленно покачал головой. - Хн.
- На всякий случай постарайся не тратить слишком много сил в своем поединке, - произнес лис, и Хиеи снова хмыкнул в ответ, показывая, что понял.
- А детектив? - спросил он, но рыжеволосый отрицательно мотнул головой.
- Даже если бы он знал, думаешь, он изменил бы свою тактику? Полагаю, стоит оставить этот разговор только между нами. Возможно, ничего и не случится, это всего лишь мои предположения.
- Да, но звучит уж слишком похоже на правду, - заявил Хиеи, вызвав легкую ответную улыбку Курамы.
В конце концов, лис оказался прав. Черноволосый вновь сконцентрировался на происходящем на ринге. Противник Курамы ловко орудовал кистью, тогда как сам Курама был довольно медлителен, казалось, его руки и ноги весили по тонне каждая. Нет, не просто казалось. В этот самый момент на всю арену разнесся голос комментаторши, описывающей происходящее. Приглядевшись, Хиеи смог заметить темные полосы вокруг запястий и лодыжек друга. Курама оказался невнимателен.
- Черт побери, Лис! Соберись и побей его, сколько можно играть, - прорычал огненный, сжимая кулак. Приходилось ждать. Удивленный возглас комментаторши эхом повторили трибуны, заставив Хиеи поднять взгляд, чтобы увидеть кнут Курамы, обвившийся вокруг его волос. По спине побежали мурашки. Даже в худшие времена Лис всегда продолжал выглядеть безукоризненно, но сейчас, в разгар битвы, он был просто бесподобен. Хиеи попытался отвести взгляд, смущенный неожиданно нахлынувшим осознанием всей красоты друга. Он взглянул на смертельно раненого Гаму, который атаковал из последних сил. Курама с легкостью увернулся от его атаки, хотя вес, очевидно, не уменьшился. Гама упал наземь и что-то произнес. Даже не имея возможности видеть лицо того, Хиеи понял, что рыжий был шокирован. Что сказал Гама? Он ничего не мог слышать из-за проклятого барьера! Но, спустя мгновение, это уже не имело значения: внезапно ослабевшая и в следующий момент словно совсем исчезнувшая аура Курамы говорила сама за себя. Чары. На несколько мгновений охватившая Кураму красная аура уже исчезла бесследно. Хиеи подался вперед, сильнее сжимая кулак. Все оборачивалось хуже некуда, а следующий противник уже поднимался на ринг к рыжему. Ледяной шиноби Тойя; Хиеи представлял себе, на что тот может быть способен. Пока энергия Курамы запечатана, а руки и ноги по-прежнему под заклятием Гамы, мог ли лис рассчитывать на победу?
Во время небольшой паузы будущие противники начали разговор, но слабая надежда Хиеи на то, что это продлится достаточно долго, рассеялась, когда комментатор объявила начало боя.
- Безнадежно... - пробормотал Хиеи, скорее обращаясь к самому себе, но стоящая рядом маска ответила ему.
- Курама сейчас может использовать только одно оружие - время.
Хиеи взглянул на рыжеволосого, зная, что тот останется на ногах. Если кто и мог сражаться в таких условиях, то только Курама. Демон почти не слышал обращенных к нему слов маски, не в силах отвести взгляда от явно взволнованного кицуне. Память услужливо подкинула его собственный бой с Сейрю, но тот, несмотря на свою силу, в подметки Тойе не годился. Достаточно было почувствовать поток холодного воздуха, что по одному только желанию противника заморозил ринг, возводя ледяной барьер между сражающимися и зрителями.
Внезапное движение - и Тойя направляет в сторону Курамы стремительный вихрь из ледяных осколков. Рыжеволосый сорвался с места. Хиеи выдохнул в надежде, что первое заклятие Гамы исчезло, но тут же снова задержал дыхание, глядя, как лед легко оставляет следы на мягкой бледной коже. Он мог видеть маленькие струйки крови, сочившейся из многочисленных порезов на теле его лиса. Тойя не знал пощады. Хиеи оставалось только смотреть, как Курама падает на ринг, но быстро поднимается и снова уворачивается. Рыжий не собирался сдаваться легко, в этом Хиеи мог быть уверен. Но каким образом тот намеревался сражаться против ледяного шиноби? Черноволосый не отрывал взгляда от несущихся на невероятной, недоступной человеческому взгляду, скорости противников - впрочем, среди тех, кто следил за боем с трибун, людей можно было пересчитать по пальцам. Хиеи поймал взгляд Курамы, делавшего круг по рингу. Тот пытался что-нибудь придумать, но Тойя не давал ему времени. Осколки летели во всех направлениях, и Хиеи мог поклясться, что Курама ранен куда сильнее, чем могло показаться со стороны. Как бы быстро он не бежал, осколки всегда летели быстрее, и, догоняя, врезались в плоть. Хиеи напрягся. Он ненавидел смотреть на сражения кицуне. Тот каждый раз позволял себя ранить. Курама тяжело упал, возвращая Хиеи к реальности. На миг маленький демон удивился, что лис оказался сбит с ног, но ему не составило труда почти сразу понять, что тот лишь тянет время. Однако его раны начинали всерьез волновать Хиеи. Курама поднялся и отступил на шаг, чтобы удержаться на ногах, чем заставил огненного напрячься еще сильнее. Его Курама был ранен намного серьезнее, чем пытался показать, но Хиеи чувствовал, что худшее еще впереди.
Курама снова увернулся, и Хиеи удивленно наблюдал, как он принялся тереть грудь: он пытался свести на нет действие проклятия Гамы; поняв это, огненный демон мысленно зааплодировал лису. На его глазах Курама попытался вызвать привычный кнут, но вскрикнул от боли, падая на колени с розой в руке, чем не слишком удивил Хиеи. Тот мог лишь посочувствовать ему. Должно быть, это очень больно.
- Если хочешь освободиться окончательно, тебе придется полностью истечь кровью, - ухмыльнулся Тойя. Хиеи закатил глаза.
- Не подавай ему идей, - пробормотал он себе под нос. Слишком хорошо он знал Кураму, чтобы предположить, что тот решит делать, если не останется выбора. Очередной поток ледяных осколков устремился к лису - тот попытался увернуться в очередной раз, но оказался отброшен на пол, не удержав вскрик.
- Мне знакомо это выражение! - воодушевленно возвестила комментатор. - Чистая красота агонии!
Хиеи сжал кулак еще сильнее. Да сколько еще Курама собирается продолжать в том же духе? Он точно не сдастся, даже если придется умереть. Курама стоял на коленях, кровь сочилась на ринг. Со своего места Хиеи очень хорошо видел выражение лица лиса. Тот пытался придумать какой-то план действий, но понимал, что времени почти не осталось. Боль, вспыхнувшая в изумрудных глазах, заставила сердце Хиеи заколотиться так сильно, что в ушах зашумело. Почему настолько больно смотреть на происходящее, что даже ноги почти не держат? Боль отражалась во всем виде Курамы, в его осанке, его дыхании, его прекрасных глазах…
Те же самые глаза наблюдали за Хиеи, когда тот, как думал лис, уснул, однако на самом деле он вовсе не спал. Курама прилег рядом и мягко смахнул с глаз черноволосого демона прядь челки. Хиеи мог лишь радоваться темноте, в которой не был виден охвативший его лицо румянец. Зачем он скрывает это? Ему настолько нравятся эти прикосновения, что он даже не хочет, чтобы они прекращались? Если бы он сделал вид, что просыпается, пришлось бы оттолкнуть лиса, как это всегда бывало, но сейчас он просто хотел насладиться моментом… Мягкие пальцы скользнули по его щеке, и Хиеи задержал было дыхание, но все же заставил себя снова дышать глубоко и размеренно. Он не мог позволить Кураме понять, что не спит. Однако он снова был шокирован, когда Курама склонился всего в паре дюймов над ним. Хиеи чувствовал теплое дыхание на щеке и неожиданно поймал себя на неудержимом желании сократить этот разрыв. И ему суждено было осуществиться, хоть и без его активного участия. Курама сам коснулся его губ в нежном, но настойчивом поцелуе.
- Прости, что краду его у тебя, но я, как и ты сам, великолепно знаю, что ты не позволишь такого, когда проснешься. Я… - он осекся, не желая говорить того, о чем кричало его сердце. – Я люблю тебя, Хиеи… Постарайся быть осторожен завтра, ладно?
В голосе Курамы слышались нежность и мольба. Хиеи пришлось приложить неимоверное усилие, чтобы не ответить. Он позволил себе открыть глаза, только услышав, что удаляющиеся шаги Курамы затихают, и сел на кровати, задумчиво коснувшись губ. Лис его любит?
Рука Тойи внезапно обросла льдом, формируя ледяной клинок, со свистом рассекший воздух. Комментаторша что-то говорила, но Хиеи ее не слышал. Он подался вперед, стоя уже всего лишь в нескольких дюймах от щита. Он хотел помочь. Он просто не мог больше заставлять себя сидеть на месте! Он снова сжал руку, понимая, что еще рано. Еще чуть-чуть. Еще совсем немного.
Курама замер, приготовившись к неизбежному удару. Когда Тойя оказался совсем рядом, Курама увернулся от лезвия, свистнувшего в нескольких дюймах. Он продолжал уворачиваться, и только теперь Хиеи понял, что Курама выжидает вовсе не снятия проклятия, а дает время им с маской. Уверенность в правильности предположения только возросла, стоило их взглядам на миг соприкоснуться. Огненный демон был уверен, что лис задумал что-то глупое. Возможно, блестящее, но от этого не менее глупое.
Черноволосый широко распахнул глаза, глядя, как Курама падает на ринг с рассеченной от запястья до локтя рукой. Черт побери, лис! Хиеи смотрел, как тот медленно поднимается на ноги, а с руки на землю падают алые капли. Он ведь точно что-то задумал, но что? Огненный демон неверяще смотрел, как Курама бежит, преследуемый быстро догоняющим его Тойей; Лис действовал неправильно. Не так, как обычно. Он был ранен, Хиеи это знал, и почему-то от этого его сердце разрывалось на части. Возможно ли, что он чувствует к Кураме то же, что и лис к нему?
Хиеи прикрыл глаза, зная, что сейчас будет нанесен решающий удар, но внезапно возросшая энергия Курамы заставила его вскинуть голову и смотреть, как появившееся в руке рыжеволосого растение преграждает путь мечу Тойи и устремляется к груди ледяного шиноби. Нет… Растение было не в руке Курамы, оно проросло из его раны. Идиот! Курама так сам себя прикончит! Хиеи видел, как барьер разрушается, и комментатор начинает отсчет. Он в ужасе смотрел, как Тойя начинает подниматься, но встать на ноги тот не смог, снова упав наземь. Его Курама был в безопасности. В его состоянии он больше не должен сражаться. Хиеи чувствовал, как колеблющаяся энергия Курамы слабеет, словно тот отчаянно боролся с собой, чтобы не потерять сознание.
Курама о чем-то говорил с Тойей, и казалось, что он с трудом сдерживает слезы. Хиеи, охваченный отчаянием, наблюдал, как изумрудные глаза закрылись, а руки безвольно повисли. На мгновение он обрадовался, что рыжеволосый продолжает стоять на ногах, но осознание, что все куда хуже, чем кажется, не заставило себя ждать. Только когда комментатор подтвердила наличие сердцебиения, Хиеи сумел сделать выдох.
Но вздох облегчения сменился выдохом ужаса, стоило высокому бойцу, Бакену, двинуться на ринг. После короткого разговора, который Хиеи не мог слышать из-за буйства толпы, прозвучало объявление следующего боя: Курама против Бакена. Хиеи зарычал про себя, шагнув к барьеру. Он никому не собирался позволять избивать своего лиса. Особенно, когда тот не в состоянии дать сдачи. Внезапно возросшая энергия щита слегка охладила его пыл, заставив остановиться и снова взглянуть на ринг, где в этот самый момент Бакен отшвырнул комментатора и навис над рыжеволосым. Курама выглядел таким безмятежным, что мысль о том, что Бакен собирался сделать, заставляла Хиеи сжимать кулаки все сильнее. Глаза огненного демона опасно сузились, когда Бакен ударил Кураму, заставляя того пролететь через половину ринга. Разве мог он что-нибудь сделать? Он беспомощно смотрел, как Курама падает на землю. Почему видеть это настолько больно? Ему так дорог Курама?
Сбитый с толку собственными мыслями, Хиеи только в этот момент заметил, что комментатор заканчивает отсчет. С надеждой глядя на Кураму, он вдруг понял, что Бакен поднимает того с земли. Комментатор, быстро окончив отсчет, объявила победителя, и Хиеи выругался про себя. Этот ублюдок заслужил мучительной смерти. Хиеи вздрогнул, когда кулак Бакена врезался в живот Кураме. Почему он ничего не может сделать? От последовавших ударов ком подкатил к горлу. Курама, отброшенный ударом, снова упал на арену, верх его одежды уже был изорван. Струйка крови стекла по лицу и оросила ринг. Хиеи видел, как жизнь постепенно оставляет его Кураму, всегда прекрасного в любом своем виде и жестах; теперь, казалось, в нем самом крови осталось меньше, чем уже вытекло на плиты арены. Комментатор вклинилась между Бакеном и Курамой, но расслабляться не стоило: Бакен отшвырнул ее, с легкостью выбросив за пределы ринга. Хиеи уже трясло. Он должен был сделать хоть что-нибудь.
Бакен сгреб Кураму за ворот и снова приложил о плиты. Огненный демон сжал рукой запястье. Он снова призовет дракона, если придется. Он не собирался позволить единственному существу, которое когда-либо заботилось о нем, умереть прямо на его глазах! Сконцентрировав всю свою энергию, Хиеи начал призыв. К черту турнир! Он не собирался позволить этому произойти. В тот самый момент, когда кулак Бакена приблизился к Кураме, Хиеи уже был готов выпустить дракона, Бакен замер, не закончив движение. Хиеи остановился, проследив взгляд высокого бойца, брошенный тем сначала на своего лидера, а потом на Юске. Улыбнулся, понимая, что Юске вот-вот выстрелит. Бакен отшвырнул Кураму через весь ринг к Юске, и теперь Хиеи пришлось бороться с побуждением разрушить к чертям эту тюрьму и нестись со всех ног к своему лису. Йоки того была почти неразличима, но он хотя бы был жив. Хиеи видел, как Юске поднял Кураму с земли, и видел тонкую струйку крови, стекающую из-под волос. Его снова охватил ужас. Он же не потеряет лиса сейчас, правда? Они всегда были рядом с самой их первой встречи. Он не может уйти сейчас… Только не сейчас… Маленький демон наблюдал, как Юске уложил Кураму на землю и поднялся, одарив Бакена кровожадным взглядом. Хиеи улыбнулся. Он знал, что месть будет страшной. Огненный демон снова взглянул на лицо Курамы, ожидая хоть какого-нибудь признака жизни. Он не сводил взгляда, продолжая ждать. Курама был жив, Хиеи не мог ошибиться. Он просто ждал чего-нибудь, что полностью уверило бы его в правоте. Неожиданно изумрудные глаза приоткрылись, встречая взгляд Хиеи, и они оба замерли на несколько мгновений, глядя друг на друга и не обращая ни малейшего внимания на битву. Внезапно черноволосый осознал, что его больше не волнует месть. Курама жив – и больше ему ничего было не нужно.
Впрочем, подняв глаза, чтобы увидеть, как Бакена выбрасывает с ринга, Хиеи ухмыльнулся. В этом было преимущество наличия Юске рядом, решил он. Месть свершилась без единого действия с его стороны. Юске спрыгнул с ринга и опустился на колени рядом с Курамой. Они перекинулись парой слов, а Хиеи неожиданно понял, что главная проблема Курамы не в полученных ранах, а в растении, которое до сих пор пребывало в его теле. Курама улыбнулся Юске, вероятно, сморозившему какую-то глупость, и демон спокойно выдохнул. Пока Курама продолжает улыбаться, бояться нечего. Хиеи сжал и расслабил кулак, улыбнувшись шире. Ему всего лишь нужно еще чуть-чуть подождать.
Алые глаза снова встретили взгляд Курамы. Им о многом стоило поговорить. Хиеи только теперь начал удивляться, почему он продолжает смотреть на рыжеволосого демона, в то время как рядом битва в разгаре. На арене, тем временем, лидер команды Машо упал и больше не поднимался, а Кувабару признали победителем. Хиеи едва заметил это, когда силовое поле исчезло. Взгляд его снова обратился к Кураме, глаза которого были закрыты. Хиеи двинулся к нему, но Юске уже был рядом с тем.
- Давай помогу, - сказал он, притягивая рыжеволосого к себе. Курама немного качнулся, но отказался принимать предложенную руку Юске.
- Спасибо, Юске, но вынужден отказаться. Я в порядке, так что лучше помоги Кувабаре, - Юске кивнул и отошел, чтобы склониться над бессознательным другом. Хиеи нерешительно шагнул к Кураме и прислонился к стене рядом с ним.
- Курама? – окликнул Хиеи, и рыжий взглянул на него.
- Что?
- Я хотел… - Хиеи осекся. Он просто не знал, что сказать. Как сказать кицуне, что он его любит? Он раздумывал об этом несколько минут, проигрывая в голове различные варианты, но ни один из них не казался ему хоть сколько-нибудь адекватным.
- Хиеи, мне совсем не нравится прерывать твои размышления, но нам надо идти, - Хиеи поднял глаза, щеки его покрывал легкий румянец. Юске и остальные уже уходили с арены. Хиеи кивнул, скептически осмотрев пошатывающуюся фигуру Курамы.
- Тебе помощь нужна, Лис? – несмотря на все усилия, Хиеи не мог скрыть своего беспокойства.
- Не… совсем, - Курама обхватил руку, из которой по-прежнему росло смертельное растение.
- Курама, - оба обернулись на голос. Тойя стоял в нескольких шагах, опираясь о стену. Курама улыбнулся.
- Тойя. Рад видеть тебя на ногах, - Хиеи хмыкнул. Нашел время общаться.
- Спасибо, Курама, - просто сказал Тойя. Курама кивнул, провожая взглядом недавнего противника, который двинулся к другому выходу. Курама оттолкнулся от стены и неуверенно пошел к ближайшему выходу. Хиеи следовал за ним, достаточно близко, чтобы успеть подхватить лиса, если тот упадет.
- Куда мы? – поинтересовался Хиеи, когда они прошли мимо подъемников, на которых они могли добраться до комнат.
- Я хочу выйти в лес. Он мне поможет, - Хиеи кивнул, шагая рядом с Курамой и усилием воли заставляя руки оставаться в карманах, когда Курама пошатывался.
Наконец, после оказавшегося мучительным для обоих похода они оказались достаточно далеко, чтобы никто не мог их прервать. Курама в очередной раз пошатнулся, но не успел ни за что ухватиться, чтобы прервать падение. Однако вместо приземления в грязь он обнаружил себя лежащим поверх Хиеи, который оказался буквально погребен под телом очевидно более высокого Курамы. Румянец на щеках стал ярче. Он собирался поймать кицуне, но оказался чересчур медлителен. Он мог чувствовать дыхание Курамы на своих щеках – прямо как той ночью. Но на этот раз он не собирался скрывать свое желание. Он поднял руку и заставил Кураму наклониться, чтобы их губы встретились в поцелуе. Изумрудные глаза удивленно расширились, но он быстро расслабился, чувствуя, как губы Хиеи ласкают его собственные.
Неожиданно тупая ломота во всем теле и боль от ран перестала казаться такой уж сильной. Впрочем, он не забывал о растении. Оно продолжало высасывать из него энергию, так что в скором времени он вполне мог быть не в состоянии избавиться от него. Курама должен был как можно скорее расправиться с ним, пока у него еще есть такая возможность. Он неохотно прервал поцелуй и слез с Хиеи. Прислонившись к ближайшему дереву, Курама попытался сфокусироваться на растении, но его мысли все время возвращались к маленькому демону, сидевшему неподалеку.
По мнению Хиеи, прошло уже очень много времени, пока он смотрел на сосредоточенного Кураму. Растения больше не было видно, но демон знал, что Курама еще не закончил. Неожиданно рыжеволосый застонал, сползая вниз по стволу дерева. Хиеи сразу оказался рядом, обхватил за плечи, не позволяя упасть совсем. Зеленые глаза резко распахнулись: что-то пошло не так.
- Я не могу, Хиеи… - Курама тяжело дышал, энергии в нем совсем не чувствовалось. – Я не могу избавиться от растения…
- Ты сможешь! – Хиеи почти вскрикнул, ответив намного громче, чем собирался. – Никто больше не сможет совладать с растением, Курама, только ты! Ты должен это сделать.
Настойчивость в голосе Хиеи заставила сердце рыжеволосого биться сильнее. Но он просто не мог. Семя уже начало прорастать снова.
- Хиеи! – выдохнул Курама, сжимая плащ черноволосого, когда растение прорывалось наружу из его тела. Хиеи чувствовал, как содрогается Курама, словно открывались все его раны.
- Курама! – вскрикнул Хиеи, поворачивая голову Курамы и заставляя его посмотреть себе в глаза. – Ты сможешь, Курама! Ты должен это сделать. Давай, возьми мою энергию, если твоей тебе не достаточно!
Влажные глаза рыжеволосого словно искали что-то в глубине зрачков огненного демона, но потом, кивнув, Курама снова закрыл глаза. Хиеи ощутил, как его энергия медленно покидает его тело, но и растение, пожирающее его лиса, замерло, а потом отступило. Рана Курамы открылась, и оттуда выпало на землю семя. Курама дрожал от напряжения, и Хиеи прижал его к себе. Почему-то видеть напряженного Кураму прижатым к собственной груди оказалось необходимо, чтобы заставить себя снова дышать равномерно. Он прижал рыжеволосого к себе еще сильнее и ощутил, что руки Курамы обвились вокруг его талии.
- Хиеи… - прошептал Курама. Его голос был едва слышен в нежном шорохе листьев крон деревьев над ними. – Я люблю тебя…
Хиеи не сомневался в ответе.
- Я тоже люблю тебя, Курама. Засыпай, Лис, уверяю, ты будешь в безопасности.
Курама улыбнулся, уткнувшись в грудь Хиеи. Он чувствовал теплоту и заботу. Он любил это… И Хиеи сказал, что тоже любит его… Курама пробормотал имя Хиеи снова и провалился в глубокий сон, в котором было много роз и один черноволосый демон.
Хиеи увидел улыбку на избитом, но не ставшем от этого менее красивым, лице Курамы и перевел взгляд на кроны деревьев, что, казалось, танцевали в честь спавшего под ними демона, управляющего растениями. Полу-коориме улыбнулся, проводя рукой по рыжим волосам с невероятной любовью, в существование которой еще недавно даже не верил. Мягкие волосы под рукой и ровное дыхание Курамы успокаивали его. Впервые за долгое время Хиеи чувствовал себя абсолютно умиротворенным.

@музыка: Zanzibar - Blom

@настроение: о.о'

@темы: PG - PG-13, Ангст, Курама, Романс, Фанфики, Хиеи

Комментарии
2010-07-20 в 20:43 

А мне понравилось.
Не смотря на то, что пыталась вспомнить хотя бы одного второстепенного персонажа из этого фика
да, не вспомнилось :lol:
Спасибо за перевод.
А конец такой сентиментальный :gigi:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Yu Yu Hakusho

главная